sea

zakshi


Творчество на кругах земной жести


Previous Entry Поделиться Next Entry
Дракон. Начало.
sea
zakshi
Текст был опубликован в бумажной версии журнала "Дельфис" №3, (47) в 2006 году под названием "Легенда о Драконе" с незначительными изменениями. За возможность публикации этой сказки большое спасибо Нине Николаевне Якимовой, заместителю главного редактора журнала. Эта легенда является частью книги: "Игры Демиургов. Сквозь Воды Тьмы" (глава 22. Сказка о Мастере Сновидений) . Книга была написана  с 1984 по 1986 годы, частично редактировалась в 1999 и незначительно в 2003 году .

Дракон. Начало. (часть 1)

  Итак, однажды Мастеру Сновидений приснился удивительный сон - будто бы ему почудилось, что во Тьме что-то есть. А прежде не было ничего, только холод и безмолвие. От изумления Мастер чуть было не проснулся. Однако усилием воли он укротил волнение в сердце своем и сосредоточил все чувства и мысли на созерцании Тьмы. И постепенно ему стали открываться поразительные вещи. Теперь он видел легкий трепет, мелкими волнами пробегающий по ее телу. Что это? Признак волнения или нетерпения? Или чего-то иного? Неожиданно он осознал, что Тьма на всю свою глубину пропитана Светом, и она готова отдать этот Свет. У Мастера перехватило дыхание, так потрясло его это чудо. Тьма, наполненная Светом! Он восхитился такому чуду и улыбнулся во сне. Но еще более поразило его то, что открылось ему в следующий миг. Каждая капелька Тьмы обладала невероятной силой и способностью к безграничным превращениям. Мастер понял, что нет ничего, чем она не смогла бы стать. И он понял, что теперь он в силах создать Сон, равных которому не было никогда. Он засмеялся. Он уже видел, как рождаются из Тьмы и разворачиваются один за другим прекрасные миры. Миры, одухотворенные волшебной музыкой Небесных Сфер, полные цвета и гармонии.
  Тут Мастер задумался о том, что ему понадобится помощник, который смог бы надежно исполнить его волю в Мире Сна. Который смог бы управлять развитием миров неустанно, до самого завершения Творения, до мгновения, когда отдельные миры сольются в Единый Мир — Мир, который станет живым воплощением идеальной гармонии. Работа предстояла большая, и выполнить ее необходимо было безукоризненно. Помощник был необходим еще и для того, чтобы Мастер мог время от времени отвлекаться и думать о деталях Творения Великого Сна. И тут Мастер различил во Тьме очертания смутного образа. Он всмотрелся пристальнее, образ стал более четким и обрел черты восхитительного существа. Это был Дракон. Он спал, свернувшись кольцами, растворенный во Тьме. Мастер видел, как медленно бьется его пламенное сердце, полное благородства и отваги, как переливается изумрудным огнем его совершенное тело. Огненный Дракон, идеальный помощник в Сотворении, о лучшем нельзя было и мечтать.
  Мастер был доволен. Ему захотелось рассмотреть Дракона поближе, и он с удивлением увидел, что тот видит сны о нем, о Великом Мастере Сновидений и о его Великом Замысле. Мастер решил коснуться Тьмы с благодарностью, и Тьма потянулась к нему навстречу. И он понял, чего так долго ждала она. Она ждала своего возлюбленного. И он понял, кто этот возлюбленный. И почему для него, для Мастера Сновидений, Тьма была готова отдать все свои сокровища, стать всем, чем бы он ни пожелал, исполнить любые его мечты. И сердце Мастера наполнилось радостью. Как же иначе возможно создать величайший Сон об идеальном мире гармонии, если только не с любовью в сердце! Он поблагодарил свой удивительный сон и немедленно приступил к Творению.
  Он согрел Тьму своим дыханием, вложив в него всю любовь своего сердца. И дыхание его было — Огонь. Тьма встрепенулась от счастья и в ответ излучила невиданный по красоте свет, который объял ее сияющими сферами.
  «Вот Небесные Сферы!» — восхищенно подумал Мастер.
  Свет отразился в каждой капельке Тьмы, и тело ее стало Водами, готовыми к Творению. Тогда Мастер позвал Дракона. В единственное слово вложил он всю свою мудрость, и слово его было прекрасной сияющей Жемчужиной. Жемчужина коснулась Небесных Сфер, и они зазвучали необычайно красивой музыкой. Затем Жемчужина устремилась в сердце Тьмы, туда, где безмятежно спал Изумрудный Дракон. За Жемчужиной тянулся сияющий свет. Он переливался всеми цветами и вибрировал, и от него по всему телу Тьмы распространялись волны возбуждения. Когда волны достигли сердца Тьмы, Дракон стал просыпаться. Вначале проснулось его сознание, затем проявился его образ, и силой Вод стало сгущаться его тело. Он поднял голову на зов Мастера и увидел сквозь мрак летящую Жемчужину. Тогда к нему вернулись сны о Великом Замысле, и Дракон закружился, разворачивая кольца своего тела и увлекая за собой Воды. И Воды послушно пришли в движение. Дракон устремился навстречу сияющей Жемчужине, схватил ее ртом и, окрыленный силой Огня, взмыл над бурлящими Водами Тьмы в сверкающее пространство Небесных Сфер. Там расправил он свои могучие крылья, положил Жемчужину под язык и начал Танец Великого Творения.
  Он кружил над Водами завораживающим вихрем изумрудного пламени, он наполнял трепет Вод своим огненным дыханием и направлял их движение так, чтобы подготовить разделение Тьмы на сорок девять прекрасных миров.
  Кажется, Тьма звала Мастера, но то ли он был слишком увлечен Творением, то ли музыка Сфер звучала слишком громко, он не расслышал ее голоса. Размышляя над тем, какие имена следует дать будущим мирам, он невольно залюбовался Огненным Драконом. Дракон был движим идеей создания идеального мира, и потому Танец его был безупречен. Мастер стал напевать музыку, которая читалась в движениях Дракона. И тут он обнаружил, что музыка эта отличается от той, которую он задумал. Мастер застыл в изумлении, и тогда произошло то, чего не должно было произойти никогда: Дракон отпустил Жемчужину.
Мастер проводил долгим взглядом звезду, падающую во мрак Тьмы. Он понял, что случилось. Он не явил себя Дракону. И Огненный Дракон решил, что сон о Великом Творении родился в его собственном сознании, что это его идея. И он танцевал свой Танец, похожий на Танец, который придумал Мастер, но не тот. И тогда Мастер с горечью отвернулся от своего Сна.
  Ему понадобилась вечность, чтобы он позволил своему сердцу говорить. И сердце сказало ему, что он допустил ошибку. Он слишком поторопился с Творением. Он не услышал голоса той, которая считала его своим возлюбленным. Он тоже полюбил ее, но он был слишком занят созиданием. Он отвел ей участь материала, из которого он, Демиург, должен был вылепить прекрасный мир. Изумрудному Дракону он предначертал быть послушным инструментом. А ведь это было его дитя. И Дракон, в отличие от Мастера, услышал голос Тьмы, взывающей к своему возлюбленному. Просто он не понял, к кому она обращается, и чего так страстно жаждет. Дракон рассудил, что ей важно участие в Творении, и он рассудил правильно. Вот только действие его было направлено не мудростью, а чувствами. Да, Дракон решил, что идея создания идеального мира принадлежит ему, Огненному Дракону. Но ведь и Великий Мастер Сновидений точно так же, без тени сомнений, решил, что удивительный сон о Творении принадлежит только ему. А что, если и ему кто-то другой показал этот сон? Может быть, он, Великий Мастер, сам уже очень давно снится кому-то другому? Эта мысль потрясла его, и он тут же вернулся к своему Творению.
  То, что он увидел, наполнило болью его сердце. Дракон, лишенный вдохновения Мастера, силы Жемчужины и силы Вод, едва живой парил над Водами, тщетно пытаясь привести их в движение. Тьма отвергла его и ожесточилась. И он не понимал, почему. А она не говорила с ним. Ей хотелось лишь одного — избавиться от всего, что было связано с ненавистным ей образом.
  Мастер понял, что больше никогда не покинет этот мир. Он решил проснуться в своем творении. И он проснулся в Небесных Сферах, и Сферы наполнились звуками радости. Мастер позвал Дракона. Дракон увидел его и сразу узнал, и все понял. Мастер в слезах прижал свое дитя к груди. Потом он воззвал к Тьме и просил выслушать его. После долгих раздумий Тьма согласилась и явила себя, но она была не одна. Слева от нее был Яростный страж ее сердца, справа — Коварный страж ее разума. Мастер понял, что в гневе и отчаянии создала она свой собственный мир и населила его созданиями зла. Ему стало ясно, что теперь она не вольна вернуть все к началу, даже если бы захотела. Она стала пленницей своего гневного Творения.
  Тогда Мастер перед лицом Тьмы поведал Дракону о том, что произошло. Он с раскаянием признал свою ошибку. Дракон отстранился от Мастера и внимал ему со стороны.
  — Это ведь и твое дитя, — обратился Мастер к Тьме, — если ты не можешь простить меня, то прости его, ведь он ни в чем не повинен. Или позволь ему хотя бы утолить жажду, иначе он погибнет. Ведь тело его — плоть от плоти твоей, оно создано Водами. Если ты позволишь ему вернуться к тебе, он сможет жить.
  — Мы не верим ему, госпожа! — прохрипел Яростный.
  — Он обманет нас, — вкрадчиво добавил Коварный.
  Тогда Мастер сделал свои мысли прозрачными и призвал их взглянуть. Он был Великим Мастером Сновидений, и он сделал так, чтобы они увидели все, что нужно.
  — В его мыслях я вижу Жемчужину, — мягко произнес Коварный.
  — Мы не верим ему, госпожа! — прорычал Яростный.
  — Если Дракон вернется к тебе, то вскоре его станет мучить голод огня так же, как теперь мучит жажда, — ответил Мастер. — Ведь его природа двойная, ему необходимо и то, и другое. Если ты позволишь ему взять Жемчужину, он будет жить вечно. Видишь, я ничего не утаил.
  Он вглядывался в глаза Тьмы, но их застилала мутная мгла. А Дракон долго смотрел в сердце Отца и наконец обратился к Матери:
  — Прими меня, прошу. Больше я не могу оставаться здесь. Силы покидают меня.
  — Мы не верим ему, — прохрипел Яростный, — он опасен.
  — Пусть Отверженный умрет, — ласково сказал Коварный, — так будет лучше. Он нам не нужен.
  Была ли борьба в сердце Тьмы, не видел никто. Но она ответила:
  — Он дитя мое, он будет с нами. А вы присмотрите за ним, — обратилась она к своим стражам.
  Тьма позвала Дракона и отвернулась от лица Мастера.
  — Прощай, — сказал Мастер Дракону.
  Ничего не ответил прекрасный Дракон и на сияющих изумрудных крыльях опустился в Воды Тьмы.
  — Он отрекся от тебя! Отрекся! — возликовали стражи. — Теперь ты навсегда остался один! И скоро мы до тебя доберемся!
  Лишь только погрузился Дракон во мрак, его оглушили резкие ревущие звуки. Всколыхнулся мир Тьмы. Пленен Огненный Дракон!
  — Отдохни, дитя мое, — холодно обратилась Тьма к Дракону, — тебя проводят к твоей Жемчужине.
  И увидел Дракон вокруг множество созданий, внушающих ужас своим видом.
  — Это мои лучшие воины, они позаботятся о тебе, — произнесла Тьма и подозвала к себе Яростного и Коварного, давая понять, что аудиенция окончена.
  Тогда в сопровождении монстров Тьмы Дракон опустился в глубины Вод, где была спрятана Жемчужина. Она поблекла, как Дракон, и так же, как он, была недалека от гибели. Дракон обвил ее своим телом и затих.
  Его охраняли, иначе и не могло быть. Стражники были вооружены, и они исступленно гремели своим оружием и издавали жуткий рев, видимо, радуясь победе. Для существа, напоенного светом и музыкой Сфер, это была жестокая пытка. Дракон поднял голову, чтобы взглянуть на свет, но не увидел ничего, кроме мрака, полного мятущихся теней. На миг ему показалось, что он увидел свое отражение, будто в черном зеркале, осиянное антрацитовым блеском. Но это длилось лишь мгновение. Тогда он положил Жемчужину под язык, свернулся плотнее и закрыл глаза.
  Пока он спал, Жемчужина говорила с ним. А проснулся Дракон от боли. Он открыл глаза. Воин нанес еще один удар жгучей плетью и вызывающе крикнул громоподобным, раскатистым голосом:
  — Проснись, Отверженный! Скоро Царица Тьмы явит себя! Госпожа желает говорить с тобой!
  Дракон поднял голову и дохнул на монстра огнем, но не изумрудным, которым он начинал Творение, а ярко-алым. Воин взвыл от боли и, объятый пламенем, бросился прочь. Остальные схватились за оружие и приготовились к бою. Тогда силой Жемчужины Дракон создал вокруг себя мерцающую оболочку и грозно посмотрел вокруг. Воины отступили на шаг, но принялись грохотать своим оружием, и глаза их наполнились бешеным блеском.
  — Что ты задумал, дитя мое? — услышал Дракон ласковый голос Тьмы.
  Он обернулся и увидел Царицу в нарядах, сотканных из сверкающих звезд. Красота ее была пугающей. Воины рухнули на колени и склонили головы.
  — Кажется, ты хотел убить моего подданного?
  — Извини, я не сдержался, — Дракон поклонился, — но я не собирался его убивать. Я учил его.
  — Чему же ты учил его? — усмехнулась Царица.
  — Жизни, — скромно ответил Дракон.
  — Что же знаешь ты о жизни, дитя мое? — она подошла ближе. — О жизни во Тьме.
© Каренгин С.В. 2013

Часть 2 >>>

ДРУГИЕ ТЕКСТЫ

?

Log in

No account? Create an account